Клиника «ТОП ФИЗИО» в Москве. Клиника реабилитационной медицины
 
Информация
 
 
 
Строение, заболевания и лечение суставов
 
Строение позвоночника
 
Влияние компьютера на здоровье человека
 
Диагностика заболеваний опорно-двигательного аппарата
 
Методы лечения болей в спине при остеохондрозе и грыжах межпозвонковых дисков
 
Операции на позвоночнике при грыже межпозвонкового диска
 
Обзор медицинских исследований о лечении болей в спине
 
Научные данные и обзоры медицинских исследований о болях в суставах
 
 
Сервисы
 
Медицинский форум
 
Опросы о болях в спине и способах их лечения
 
Медицинский дневник самочувствия
 
Медицинские выставки
 
Календарь событий
 
 
реклама
Врачи, клиники и санатории, которые предлагают свои услуги в лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата
 
 
реклама
 
 
Книги
 
 
Клиника тибетской медицины Тибет
реклама
реклама
 

Ваше мнение о странице:
Для того, чтобы проголосовать за тему, вам необходимо авторизироваться или зарегистрироваться
 
 





Иннервация сердца

 
  • » Книги
  • » Иннервация сердца

    Афферентные пути от сердца идут в составе блуждающего нерва (n. vagus). По симпатическим нервам – проводится чувство боли, а по парасимпатическим – все остальные афферентные импульсы.

    Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в nucleus dorsalis n. vagi (ядро тыльное нерва блуждающего), лежащего в ромбовидной ямке (продолговатый мозг), и идущего в составе блуждающего нерва и его сердечных ветвей и сплетений до внутренних узлов сердца и узлов околосердечных полей, согласно Mitchell (1957г.). Постганглионарные волокна от этих узлов к сердечной мышце.
    Функция: торможение сердечной деятельности и уменьшение числа сердечных сокращений (ЧСС), а также сужение коронарных сосудов.
    Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в боковых рогах 4 – 5 верхних грудных сегментов. (Опускаем подробности)
    Функция: увеличение ЧСС (И.Ф. Цион, 1866г.) и усиление сердечной деятельности (И.П. Павлов, 1888г.), плюс расширение венечных сосудов.

    Достоверным фактом является то, что сердце обладает известной долей автоматизма. Так, изолированное сердце лягушки, перфузируемое раствором Рингера, ещё некоторое время продолжает сокращаться – от часов до нескольких дней. Но главенствующая роль принадлежит всё же вегетативной нервной системе – её регулирующей функции.
    Блок двигательного сегмента, приводящий к сдавливанию либо спинномозгового ганглия, либо непосредственно спинномозгового нерва (массивом мышц или непосредственно позвонком), ведёт к нарушению проведения биоэлектрического импульса к сердцу, а, следовательно, неминуемо к превалированию одной части вегетативной нервной системы над другой, т.е. к энергетическому (электромагнитному) дисбалансу в вегетативной нервной системе. В результате исключения (в худшем случае) или уменьшения влияния (в лучшем) симпатической иннервации, может установиться преобладание парасимпатической, которая уменьшит число сердечных сокращений, резко ослабит силу их, и, самое главное, приведёт к сужению коронарных сосудов сердца. А это прямой путь и к инфаркту миокарда, и к нарушению ритма. Нервная система, при помощи аутохтонных мышц спины, разгибая позвоночник, освобождает от сдавления ганглий или нерв. И, тем самым, воссоздаёт условия для проведения импульса по симпатической нервной системе. Но т.к. возникли компенсаторные смещения и в других отделах позвоночного столба, то блок в первоначально пострадавшем сегменте может появиться вновь, и тогда снова будет преобладать парасимпатическая нервная система, – вот вам и аритмия!


Mutti. Нарушение сердечного ритма
    В 2003 году у моей родной матери, а ей в ту пору был 71 год, возник приступ мерцательной аритмии, на тахитемпе. Частота сердечных сокращений была равна 160 – 165 ударов в минуту. Мне удалось, лишь только проводя вытягивание (растягивание) позвоночника (три раза, в течение пяти часов – в 9 утра, а затем в 12 и 14 часов), восстановить сердечный ритм матери. Причём, после первой манипуляции (резкий подъём сидящей на стуле матери со скрещенными за головой руками и небольшим заваливанием туловища назад, а после этого ещё и вытягивания шейного отдела), частота сердечных сокращений стала уменьшаться, и уже через 10 минут она равнялась 120 ударам в минуту. Но что самое интересное – вместо мерцательной аритмии появилась экстрасистолия! И выслушиваемые сердечные сокращения были не такие громкие (до проведения манипуляции сердце словно билось о грудную клетку). После второй, где-то через 2,5 часа такой же манипуляции – ритм снова изменился – экстрасистолия вновь сменилась мерцательной аритмией. И точно также быстро. И самым главным было то, что частота сердечных сокращений равнялась 100– 96 ударам в минуту. А ещё через 2 часа – уже после третьего комплекса манипуляций (т.е. были проведены все те же действия) – ритм стал правильным, с частотой сердечных сокращений 76 ударов в минуту.
    В этом случае вначале главенствующей оказалась симпатическая иннервация, а влияние парасимпатической резко сниженной. Физическое воздействие ("толчок, испытываемый одним телом со стороны другого"), т.е., макроскопическое проявление электромагнитного взаимодействия, через вставочные нейроны, переключило пути проведения биоэлектрических импульсов и включило блокированную парасимпатическую иннервацию. Что и способствовало восстановлению равновесия в вегетативной нервной системе. Другими словами, привело к энергетическому нулю. И как следствие, привело к восстановлению сердечного ритма матери.
    Случись подобное нарушение сердечного ритма с другим человеком, я даже и не пытался бы не только использовать манипуляции из арсенала мануальной медицины, но даже думать, не смел бы об этом. Но тогда у меня не было другого выхода – я боялся, что пока буду ходить за необходимыми лекарственными препаратами и за шприцами…, я уже не застану в живых свою мать. До этого, правда, у меня в практике были случаи, когда мне удавалось восстанавливать сердечный ритм, но то были лёгкие формы, которые можно было бы трактовать как "функциональные". После случая с матерью я утвердился в мысли, что сердечный ритм тоже можно корректировать, убирая смещения в позвоночнике. Наверное, всё же играют роль не только смещения, но также и переключения нейронов в самой центральной нервной системе. И опять необходимо вспомнить и об энергетических взаимодействиях, и о балансе симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы.

    Безусловно, этот опыт не претендует на пальму первенства и не должен заменять, скажем, фармакотерапию подобных нарушений, но знать об этом и необходимо, и полезно. Ибо, в некоторых случаях он может быть и единственно возможным, и чрезвычайно эффективным, и действенным! Но главное, что он, этот опыт подтверждает правильность взглядов, излагаемых здесь.

    В 2005 году, в апреле, у моей матери вновь возникла аналогичная ситуация, и даже ещё более сложная, нежели в 2003-м.
    За две недели до описываемых событий, мать, оступившись, резко навалилась правой половиной грудной клетки на выступающую часть мебели, а через неделю после этого у неё вдруг отекла правая половина шеи и язык, да так, что она еле-еле могла говорить. После проведения самостоятельного вытягивания шеи, в положении лёжа на полу, ситуацию с отёчностью матери удалось разрешить. Но ещё через неделю возникло то же самое, что и два года назад – то есть, нарушение сердечного ритма. И на этот раз вновь у матери была мерцательная аритмия, но на физиологически нормальном темпе (ЧСС равнялась 68 ударам в минуту). Однако артериальное давление не регистрировалось (тонус сосудов практически отсутствовал!), почки выключились из работы, и лицо матери приобрело характерный для страдающих почечной недостаточностью больных – то есть, было резко отёчным.
    Я был в растерянности, и не знал, что делать. Точнее, я знал, но на этот раз состояние матери было ещё ближе к критическому, чем в 2003 году. И я попросту не решался что-либо делать. Но делать что-то было необходимо, и я, отчаявшись, решился на манипуляции.
    Первым делом я провёл несколько раз пальцами по околопозвоночным линиям (l. paravertebralis dextra et sinistra), несильно надавливая – сверху вниз. (Позвоночник представлял собой волнистую линию!). А затем встряхнул так, как описывалось выше – со стула… И всё…! Через три минуты изменился ритм – вместо мерцательной аритмии, как и в прошлый раз, вначале возникла экстрасистолия, и ещё через пять минут – стало регистрироваться артериальное давление. Оно стало равняться 130?60 мм рт. ст. И буквально на глазах стала сходить (исчезать) отёчность лица. Через 15 минут артериальное давление уже равнялось 180?80 мм рт. ст. А ещё через 20 минут у матери возник позыв к мочеиспусканию, и она, хоть и небольшим количеством, но помочилась. Значит, почечный кровоток начал восстанавливаться и почки заработали. Осталось нормализовать сердечный ритм, но времени у меня уже не было, так как мне необходимо было идти на работу. Да и необходимо было дать время адаптироваться организму матери к изменениям, произошедшим в организме. Я и оставил решение этой проблемы на вечер.
    Зайдя после работы к матери и планируя назначить (у меня, с учётом предыдущего опыта, была всё же надежда на восстановление ритма без дополнительного моего вмешательства) в случае необходимости, лекарственные препараты для нормализации сердечной деятельности, я был в неописуемом восторге – сердечный ритм был абсолютно правильным. И надобности в назначении фармакологических препаратов кардиологической группы уже не было. Справедливости ради должен отметить, что мать в течение дня, после того как я ушёл на работу, два или три раза дополнительно ещё принимала небезызвестный бальзам, Doppel Herz.


Сёстры – близнецы
    У моей матери есть две сестры – они однояйцовые близнецы. И, в этой связи, хотелось бы привести ещё один, очень интересный, случай.
    Однажды осенью (а это был 1997 год) к нам домой пришли моя мать и одна из её сестёр-близнецов, Вера Петровна. Мать и попросила поработать с позвоночником сестры, т.к. Веру Петровну давно уже беспокоило сердце. В больнице, куда обратилась моя тётка, изменений на электрокардиограмме, свидетельствовавших в пользу ишемической болезни сердца, не было, и врачи интерпретировали боль в области сердца как межрёберную невралгию.
    И я решил работать с позвоночником тётки. Во время манипуляции у тёти появилась резкая боль в области грудины, сопровождавшаяся своего рода щелчком – мне её муж позже выговаривал по этому поводу.
    И эта боль в последующем сохранялась ещё довольно долго – где-то в течение полутора или двух месяцев. Я понимал, что произошёл надрыв хряща, соединяющего рёбра с грудиной и ничего поделать уже не мог – поэтому оставалось просто ждать, когда боль пройдёт сама по себе.
    Но интересно другое.
    У её сестры – близнеца, Надежды Петровны, где-то через полтора или два месяца после описываемых событий случился инфаркт миокарда. И через некоторое время она перенесла повторный инфаркт.
    А Вера Петровна инфаркта миокарда не переносила. Ни одного!
    А у близнецов, как известно, и заболевания одни и те же, и болеют они в одно и то же время.




"КОНЦЕПЦИЯ"
Александр Терёшин

 

 


Комментарии:







Реклама:
Медицинские центры, врачи


Опросы, голосования

    Загрузка...